Варрант (Warrant) — Значение термина

Народный рейтинг брокеров бинарных опционов, лучших за 2020 год:
  • БИНАРИУМ
    БИНАРИУМ

    1 место в народном рейтинге! Много обучающих материалов для новичков, бесплатный демо-счет! Дают бонус за открытие счета:

варрант

Значение слова варрант

Современный экономический словарь. 1999

(от англ. warrant — полномочие, правомочие)

1) товарная квитанция, свидетельство склада, базы о приеме товара на хранение;

2) приложение к ценной бумаге, предоставляющее ее владельцу дополнительные права и льготы.

Словарь финансовых терминов

сертификат, подтверждающий наличие товара на складе. Такой сертификат может служить залоговым документом. Ответственность за наличие товара несет специализированная фирма, складирующая товары.

Справочный Коммерческий Словарь (1926)

документ, удостоверяющий принятие товарным складом на хранение определенного товара. Варрантные свидетельства бывают двух видов: простые и двойные. Двойное свидетельство состоит из двух частей: складочного свидетельства, выражающего право собственности на сложенный в складе товар, и закладного свидетельства (варранта в собственном смысле слова), удостоверяющего за его обладателем залоговое право; товарный склад выдает товар только в обмен на обе части свидетельства. Благодаря варрантной системе представляется возможным получение ссуд под товары без перемещения последних на склад лица, выдающего ссуду. Переуступка варрантных свидетельств третьим лицам производится посредством передаточных надписей.

Словарь экономических терминов

(от англ. warrant — полномочие, правомочие)

1) товарная квитанция, свидетельство склада, базы о приеме товара на хранение;

2) приложение к ценной бумаге, предоставляющее ее владельцу дополнительные права и льготы.

Тезаурус русской деловой лексики

‘термин, применяемый к форме долгового требования’

Лучший российский брокер для торговли бинарными опционами:
  • БИНАРИУМ
    БИНАРИУМ

    1 место в народном рейтинге! Много обучающих материалов для новичков, бесплатный демо-счет! Дают бонус за открытие счета:

Syn: гарантия, доверенность, расписка, ручательство

Энциклопедия Брокгауза и Ефрона

[Английское слово «Warrant» означаете акт, которым кто-либо уполномочивается делать то, что он иначе делать не вправе, акт, которым кому-либо передается какое-нибудь право или полномочие, и в то же время он гарантируется от потери или вреда. Тот варрант, о котором идет речь в настоящей статье, в отличие от другого рода В., называется в Англии: Warrant for goods, dock warrant, warehouse warrant. В Poccии слово «варрант» вошло в законодательный язык в начале 1870-х годов, когда издавались уставы различных обществ, имевших своим назначением устройство товарных складов с выдачею В.; но «Положение о товарных складах» 1888 г. приняло термин складочное свидетельство (немецкий Lagerschein). Впрочем, слово «варрант» сохранилось в русском разговорном и деловом языке] — документ, выдаваемый администрацией товарных складов и удостоверяющий количество и качество сложенного в складах товара. Варрантная система является могущественным орудием современной торговли, ибо делает возможными продажу товара или заем под заклад его, без передачи товара в натуре. Варрантная система возникла в Англии, где она выработалась исключительно путем торговых обычаев, в связи с развитием издавна практикующейся там системы продажи с аукциона товаров, привозимых из-за границы и поступающих на хранение в так называемые доки, состоящие из бассейнов, в которые входят корабли, и обширных магазинов для хранения выгружаемых товаров. Специального закона о В. в Англии никогда издаваемо не было; но отдельные парламентские акты, установливая различные общие положения, попутно касались и варрантного дела (в особенности factor’s act 10 августа 1877). Самое название «Warrant» впервые встречается в торговых книгах Ост-Индской компании под 1737 г. В то время В. имел характер временной квитанции на купленный у компании с аукциона товар, за который вносилась только часть покупной цены в виде задатка, а остальная часть уплачивалась впоследствии в кассе компании по особому ордеру — «weight-note», т. е. удостоверению о весе товара; товар мог быть получаем по частям, причем на В. отмечалось каждый раз количество полученной части товара. Этот порядок, представлявший большие удобства для торговцев, удержался до самого уничтожения компании (1834); в то же время и обширные компании доков усвоили себе практику Ост-Индской компании, и в XIX столетии варрантная система сделалась достоянием всей страны. Складочная операция стала необходимым элементом английской торговли и способствовала ее широкому распространению.

В настоящее время в Англии практикуется следующая система: всякому предоставляется складывать свой товар в любой док или товарный склад, причем складываемый товар немедленно по его прибытии в док взвешивается, и товарохозяину вручается удостоверение о весе (landing-weight). Сверх того, администрация доков, по желанию товарохозяина, выдает ему еще и варрант. Варранты бывают трех категорий: 1) обыкновенные, или простые, В. (Warrant) пишутся приказу того лица, кому товар адресован, передаются по бланковой надписи; по предъявлении этих варрантов и по уплате означенных в них издержек (хранения), выдача товара производится без всяких других формальностей. 2) Вторую категорию составляют так называемые предварительные варранты (prime warrants), которые выдаются по требованию того, кому товар адресован, на всю партию, или на часть прибывшего в док товара, иногда еще до взвешивания его, и служат исключительно для получения под них ссуды. В. этого рода малоупотребительны. 3) Третью категорию составляют В., снабженные отдельными удостоверениями о количестве товара . Такое удостоверение, выдаваемое покупщику товара, называется weight-note, если товар продается на вес; gauge-note, если товар продается по установленной мере, и lote-note, если товар продается кусками. Право на получение удостоверения (note) покупщик приобретает немедленно после внесения задатка, причем, по обычаю, самая передача удостоверений совершается через посредство специальных маклеров (selling-brockers), которые обязываются перед покупщиком товара доставить ему В. по уплате остатка покупной суммы или в определенный договором срок, или же до его наступления. До наступления срока товар может быть выдан из склада лишь по предъявлении обоих документов, как В., так и weight-note; по истечении срока weight-note теряет свое значение, и товар выдается владельцу В. Это — основное правило системы. В случае неуплаты в срок остатка покупной суммы владелец В. может продать товар за счет покупщика и, смотря по результатам аукциона, должен выдать покупщику возможный излишек против покупной суммы, или же может требовать с него возмещение понесенных убытков. В этом отношении владелец В. является не только кредитором по залоговому праву, но и личным кредитором покупщика. Как В., так и weight-note могут по надписям переходить из рук в руки; но личная ответственность покупщика перед продавцом ограничивается лишь первыми контрагентами, т. е. лицами, непосредственно заключившими между собою (при участии маклера) сделку. Другими словами, английское право не допускает обратного требования (права оборота, регресса) к надписателям и не присваивает В. особенностей вексельного обращения.

Из изложенного вытекает, что в Англии В. является могущественным орудием товарного обращения, средством для облегчения перехода товара из рук в руки, без передвижения его с места на место. Легкости такого перехода способствует еще то обстоятельство, что владелец В., выданного на целую партию товара, может дробить свой В. на несколько мелких варрантов, чтобы иметь возможность сбывать товар по частям. Вместе с тем, английский В. представляет собою иногда орудие товарного кредита. Помимо выгод, доставляемых варрантами, как орудием товарного обращения и кредита, устройство товарных складов сильно содействует развитию торговли внутренней, транзитной и внешней, так как уменьшает издержки хранения и страхования, делает излишними местные передвижения товара и этим путем сберегает значительные издержки и потери, облегчает уплату пошлин (товарным складам предоставлено хранить товары, еще не оплаченные пошлиной) и, наконец, содействуя развитию товарного кредита, дает возможность торговцам и производителям выжидать возвышения цен на товары и этим уравновешивает как спрос и предложение, так и самые цены.

Видоизменение, крайне важное для некоторых отраслей торговли, внесено было в варрантную систему в Шотландии, именно в г. Глазго, где местная биржа является центральным пунктом торговли шотландским железом (необработанным). Все сделки, заключаемые на бирже, имеют своим предметом железо двух только определенных сортов: высшего (1) и низшего (3). Торговые склады в Глазго и начали выдавать В. не на индивидуально определенную партию железа, а вообще на известное количество железа определенного качества, обыкновенно на 500 тонн, из коих 300 тонн железа № 1 и 200 тонн № 3. Всякий владелец такого В. может получить из склада указанное количество железа определенного качества; на бирже такие В. сделались предметом срочных сделок, на них устанавливается курс. Усовершенствование, введенное в Глазго — применимое, впрочем, только к таким товарам, которые представляют небольшое число сортов и поддаются классификации по типам — получило широкое распространение в хлебной и нефтяной торговле Северо-Американских штатов (с конца 60-х годов). Сдавая свой хлеб в склады (stores), где он подвергается очистке и сортировке, владелец хлеба получает документ (store-receipt) не на индивидуально определенную партию хлеба, а вообще на известное количество хлеба определенного сорта. Для сортировки хлеба склады снабжены обширными механическими приспособлениями, так называемыми элеваторами (см. это сл.), которые, находясь в теснейшей связи с железными дорогами и пристанями, имеют возможность производить нагрузку, выгрузку и перегрузку товара механическим путем и отправлять хлеб в ссыпную, устраняя порчу и утерю его на платформах дорог, сберегая издержки на покупку мешков, их ремонт, починку и проч. Поступив в такой склад в отдаленных западных штатах, хлеб достигает затем европейских портов без всякого участия гужевой перевозки. Благодаря такой организации хлебной торговли так называемые накладные расходы, составляющие значительную часть стоимости хлеба, у американск. хлеботорговца и производителя значительно меньше, чем у русского. В этом главная сила америк. конкуренции, которая с каждым годом все более и более вытесняет русск. хлеб с заграничных рынков. К этому присоединяются удобства, представляемые store receipts, благодаря которым, путем передачи документа с надписью, можно совершить продажу товара без передвижения и взвешивания его, или же под залог документа получить ссуду. Английская система В. принята в Соединенных Штатах (с 1848 года), в Голландии (где она самостоятельно выработалась путем практики Нидерланско-Ост-Индской компании, и регулирована законами 1822, 1828, 1870 и 1876 гг.), в Австрии (с 1866 до 1 8 89 года, когда введена французско-бельгийская система), в Женеве (с 1859 г.; ныне действует закон 1872 г.), в Испании (с 1862 г.), в Гамбурге (с 1871 г.) и Маннгейме (с 1875 г.). Другая, так называемая французско-бельгийская система варранта, господствующая на континенте Европы, стремится создать из В., главным образом, орудие товарного кредита. Она называется также системой выдачи двух документов. Во Франции склады, выдающие В. (magasins généraux), были вызваны к жизни временным правительством 1848 г., которое этим путем надеялось поднять кредит и уничтожить господствовавший тогда кризис. Закон 1848 г. оказался на практике неудобным и был заменен законами 1858 и 1859 гг., которые и выработали систему выдачи двух документов. Кризис 1848 г. заставил и Бельгию прибегнуть к устройству товарных складов с выдачей В.; но и здесь закон 1848 г. должен был уступить закону 1862 г. Французско-бельгийская система была затем принята в Италии (закон 1871 г., видоизмененный в 1882 г.), Бремене (1877), Венгрии (торговое уложение 1875 г.), Австрии (1889); эту же систему усвоило русское «Положение о торговых складах» 30 марта 1888 г., при обзоре которого будут изложены основные черты французско-бельгийск. системы. В Германии нет общего закона о торговых складах с выдачей В.; из союзных государств Германии специальные законы имеют только Гамбург и Бремен; тем не менее, во многих городах (Берлин, Лейпциг, Магдебург, Мюнхен, Пассау, Линдау, Маннгейм) имеются товарные склады с не особенно, впрочем, большими оборотами. В настоящее время в Германии деятельно обсуждается вопрос о необходимости издания общего закона о В.

В России варрантные операции — дело совершенно новое и на практике еще почти не испытанное. Некоторые зачатки варрантных операций можно найти в Риге, где довольно развита ссуда под залог товаров. В 1867 г. учреждено было в Риге акционерное общество центрального склада товаров; хотя обществу этому не предоставлено было право выдачи В., но все же учреждение его много содействовало развитию товарного кредита благодаря издавна существующему в Риге институту оценщиков, под названием Messamt. Членами этого учреждения являются лица, известные среди купечества своею опытностью и добросовестностью. Каждый владелец товара имеет право обращаться к одному из них, и тот обязан являться в указанный склад и производить оценку. Он же выдает свидетельство, по которому товар застраховывается в любом обществе; под это же свидетельство можно получить и ссуду в одном из местных банков или частных лиц. Подобного рода ссуд один только «биржевой банк» в Риге выдал в 1883 г. на 960000 руб. В начале 1870-х годов возникает в России целый ряд акционерных обществ, имевших своей задачей устройство товарных складов, с выдачей В. В 1871 г. утверждены были уставы семи таких обществ, в столицах и в провинции, в 1872 г. возникло «Северное общество страхования склада товаров с выдачею В.»; в 1874 г. утвержден устав «Волжско-Балтийского общества страхования и склада товаров», в 1878 и 1879 г. — двух «Товариществ американских зерноподъемных магазинов» (на Юге). Но большинство этих обществ даже не открыло своих действий, а «Северное общество», имевшее наибольший успех, вынуждено было в 1879 г. прекратить свои варрантные операции и ограничиться одним страхованием. Неуспех всех этих обществ не может быть объяснен только незнакомством нашего торгового мира с варрантными операциями. Здесь действовали причины более общие. Самая постановка дела была неправильная. Уставы русских обществ приняли англ. систему выдачи одного только документа, варранта, но без основной черты всей системы — свободного обращения документов: товары, заложенные по В., не были изъяты от действия наших общих законов о закладе, по которым имущество, раз заложенное, перестает быть предметом свободного торгового оборота. Далее, возникавшие предприятия ограничивали свою деятельность немногими крупными центрами торговли, каковы Москва, СПб. и др., оставляя в стороне места отправки товаров и портовые города, и, кроме того, стояли вне всякой связи с железными дорогами. А между тем, неотложные нужды нашей торговли, в особенности хлебной, сильные удары, нанесенные ей америк. конкуренцией, необходимость уменьшения накладных расходов, развития товарного кредита — делали вопрос об устройстве элеваторов и введении варрантных операций вопросом жизненным для нашего народного хозяйства. Много по этому вопросу поработали земства [Работы земств по этому вопросу сопоставлены в книге Г. Сазонова: «Вопросы хлебной промышленности и торговли, разработанные земскими учреждениями, 1865—1890 гг.» (СПб., 1891)], между которыми особенно посчастливилось елецкому земству, осуществившему занимавшую его с 1885 г. мысль об устройстве в Ельце элеватора. Элеватор этот открыл свои действия в сентябре 1888 г., когда уже издано было общее «Положение о товарных складах» 30 марта 1888 г., вошедшее в Устав Торговый (ст. 709 — 762, Св. Зак., т. XI, ч. II, по продолж. 1890 г.).

Устройство товарных складов с выдачею В. в одних странах предоставляется всякому желающему (Англия, Бельгия), в других ставится в зависимость от соблюдения известных условий (публикация имени, местожительства и капитала предпринимателя, представление залога), в третьих же требуется концессия правительства (во Франции с 1870 года достаточно разрешения префекта). Для России Положение 1888 года приняло последнюю систему. У нас товарные склады могут быть учреждаемы земствами, городскими, купеческими или биржевыми обществами, акционерными компаниями на основании их уставов, товариществами и отдельными лицами, а также обществами сельского хозяйства, склады которых до 1 января 1897 г. освобождаются от платежа торговых пошлин (закон 21 мая 1891 г.). Учреждение товарных складов допускается лишь с особого, каждый раз, разрешения министра финансов. Железнодорожным предприятиям учреждение товарных складов разрешается лишь на основании особых условий [Одним из таких условий государственный совет признал, в 1889г., оставление за правительством права выкупать эти сооружения во всякое время], определяемых отдельно для каждого случая, с Высочайшего соизволения, испрашиваемого чрез комитет министров. Товарные склады могут быть устраиваемы: 1) для особого хранения партий товаров, принадлежащих каждому отдельному хозяину, и 2) для хранения товаров, подлежащих обезличению, причем товары разных хозяев смешиваются, будучи подразделены лишь на установленные сорта, и обратно выдается не тот самый товар, который был принят на хранение, а товар того же сорта (элеваторы, резервуары для нефти). Товарные склады, кроме приема товаров на хранение, могут, по поручению товарохозяев, производить выгрузку, нагрузку, сортировку, просушку, укупорку товаров, очистку поступающих в склад товаров таможенными пошлинами в местной, по нахождению склада, таможне и др. операции. В приеме товаров на хранение товарные склады выдают свидетельства, под которые могут выдавать ссуды кредитные установления, имеющие право выдачи ссуд под товары; отсюда следует, что товарные склады сами не могут производить ссудных операций, если это им не предоставлено специальными их уставами. Свидетельства, выдаваемые товарными складами, бывают простые и двойные . Последние и представляют собою французско-бельгийскую систему.

Двойное свидетельство состоит из двух частей, которые могут быть отделены одна от другой, а именно: из свидетельства складочного (франц. récépissé, немецк. Lagerschein, итал. fede dl deposito, в Бельгии еще cédule) и закладного (во Франции, Бельгии, Бремене, Венгрии, Швейцарии warrant, также bulletin de gage, немецк. Pfandschein, Lagerpfandschein, итал. nota di pegno). Относительно формы и содержания этих двух тождественных свидетельств иностранные законодательства дают лишь общие указания, предоставляя обычаю точную их выработку; русский же закон подробно останавливается на содержании свидетельств и, между прочим, требует: означение звания, имени и фамилии или фирмы и местожительства лица, от которого товар принят на хранение, означение товара по роду, весу, мере, а также по знакам, номерам и числу товарных мест, если товар сдан упакованным в отдельных местах. Самые образцы свидетельств должны быть утверждены министром финансов. Товар, сданный в товарный склад, можно разделить на несколько партий, и в обмен на первоначальные свидетельства получить новые на каждую отдельную партию товара. Складочное и закладное свидетельства могут быть передаваемы вместе или порознь по передаточным надписям, именным или бланковым, причем в отношении формы передаточных надписей, перехода прав к приобретателю и удостоверения прав держателя применяются правила, постановленные для векселей (см. это слово). Приобретший оба свидетельства по надписям получает безусловное право распоряжаться товаром, и товарный склад обязан ему выдать товар, но не иначе, как в обмен на оба свидетельства. Каковы последствия получения обоих свидетельств без всяких надписей, русский закон не определяет; франц. кассационная практика за таким держателем свидетельств никаких прав не признает. Держатель одного только закладного свидетельства имеет залоговое право на товар в размере выданной ссуды, а держатель складочного свидетельства — право распоряжения товаром, ограниченное залоговым на товар правом. Таким образом, закладное свидетельство служит для получения ссуды под заклад товара, а складочное — для продажи товара. Так как первая надпись, делаемая на закладном свидетельстве, имеет своею целью не передачу каких-либо прав, а установление залогового права в обеспечение получаемой ссуды, то закон не допускает, чтобы это совершилось в форме бланковой надписи, и для этой первой надписи устанавливает особые правила. Именно, в случае передачи закладного свидетельства отдельно от складочного, для получения ссуды, первая надпись на закладном свидетельстве должна содержать в себе: 1) звание, имя и фамилию или фирму и местожительства лица, выдающего ссуду, и 2) капитальную сумму ссуды и срок, на который она, выдана. Срок этот должен быть не свыше условленного срока хранения товара в складе, а если товар отдан на неопределенное время, то не свыше 6 мес. со дня отдачи товара на хранение. Упомянутая надпись должна быть дословно повторена на складочном свидетельстве и засвидетельствована на обоих свидетельствах нотариальным порядком или же внесена в реестр склада с отметкою о том, равным образом, на обоих свидетельствах. Если при наступлении срока ссуды держатель закладного свидетельства полного платежа не получит, то он должен обратиться с требованием платежа к лицу, получившему ссуду, и неполучение от него платежа удостоверить посредством протеста. Упущение протеста влечет за собою потерю права оборота на последующих надписателей закладного свидетельства . Отличительная черта порядка взыскания денег по закладным свидетельствам заключается в том, что оно производится помимо суда . По истечении 8 дней со дня наступления срока ссуды, держатель закладного свидетельства, не получивший платежа по ссуде, вправе представить закладное свидетельство в управление склада с требованием о продаже товара, которая не позже чем через 6 недель и производится управлением склада, через биржевого маклера, на бирже или с публичного торга. Такое же право имеет и каждый надписатель закладного свидетельства, уплативший ссуду. Сумма, вырученная через продажу товара, за вычетом издержек продажи и платы, причитающейся окладу за хранение товара и др. операции, обращается на удовлетворение держателя закладного свидетельства, в размере неуплаченной ссуды, преимущественно перед прочими долгами товарохозяина, хотя бы последний был объявлен несостоятельным должником. Остающийся затем излишек поступает в пользу держателя складочного свидетельства. Если через продажу товара не будет выручено всей суммы долга по ссуде, то держатель закладного свидетельства имеет право требовать с лица, получившего ссуду (с первого надписателя), а по праву оборота и с последующих надписателей закладного свидетельства, недовырученную через продажу товара сумму долга по ссуде. Судебное взыскание этого остатка производится по правилам, постановленным для векселей, с тем, однако, что держатель закладного свидетельства, не требовавший продажи товара в течение 30 дней со дня наступления срока ссуды, теряет право оборота, и что срок на предъявление взыскания по праву оборота (двухгодичный) исчисляется со дня окончания продажи товара.

Такова французско-бельгийская система, в той форме, в которой она принята Положением 1888 г., заимствовавшим некоторые правила из бельг. закона 1862 г., большинство же правил из франц. закона 1858 г. Рядом с нею Положение 1888 г. вводит и другую систему — выдачу простых складочных свидетельств . Эта последняя система не должна быть смешиваема с английскою, так как юридические свойства простого складочного свидетельства и английского В. не тождественны. Простые складочные свидетельства могут быть выдаваемы только такими складами, которые имеют на то специальное разрешение министра финансов. По содержанию своему они должны удовлетворять правилам, установленным для двойных складочных свидетельств, но они могут быть и именные, и на предъявителя . Заклад простого складочного свидетельства совершается посредством передачи заимодавцу этого свидетельства с передаточною на нем надписью, для которой обязательны правила, установленные для первой надписи на закладном свидетельстве. Пока простое складочное свидетельство не заложено, его держатель пользуется правами держателя складочного свидетельства, неотделенного от закладного. Заложенное простое складочное свидетельство может быть передаваемо по предаточным надписям именным или бланковым, но надписатели не подлежат ответственности по праву оборота . В этом все значение простых складочных свидетельств и отличительная черта их в сравнении с двойными свидетельствами. Законодатель предоставляет, таким образом, самой жизни решить вопрос о целесообразности регресса в варрантном деле.

Елецкий элеватор, которому первому выпало на долю применение Положения 1888 г., о самого начала выдает одни только простые складочные свидетельства. Эти свидетельства, не облеченные правом регресса, сразу приобрели в Ельце полное доверие, пользуются свободным кредитом и приобрели значение солидной ходячей банковой бумаги, но банковой бумаги местной . Весьма может быть, что применению и распространению у нас системы выдачи двух документов помешает сопряженное с нею право регресса по отношению ко всем надписателям. Варрант — не вексель, ни по своим основаниям, ни по своим задачам. В основании векселя лежит личный кредит, в основании В. — краткосрочный реальный (товарный); вексель воплощает в себе обещание платежа, В. — залоговое право на товар. В вексельном обращении регресс имеет свое основание. Современная практика создала из векселя универсальное платежное средство всего торгового мира; в этом качестве он связывает между собою самые отдаленные страны. Очевидно, что фирмы, обязавшиеся платежом в одной стране, могут быть неизвестны в другой стране. Но если среди надписателей на векселе является какая-нибудь солидная общеизвестная фирма, то она своей кредитоспособностью покрывает все остальные неизвестные фирмы; в силу такой только надписи вексель получает значение всемирного платежного средства. Отсюда необходимость солидарной ответственности всех надписателей. В. имеет другое назначение. Как орудие продажи, он служит к оживлению местного обращения товаров; как орудие кредита, он содействует развитию краткосрочного товарного кредита. В той и другой роли обращение В. не выходит за пределы того места, где хранятся товары и где он был выдан; он циркулирует в силу доверия к товарному складу и уверенности, что стоимость товара по меньшей мере соответствует величине ссуды. Выгоды, представляемые В. как орудием кредита, заключаются не в искусственном сочетании элементов личного и реального кредита, а в связи В. с правильно устроенной системою товарных складов, в упрощении формальностей заклада, в доставлении способов к быстрой мобилизации заложенного товара в тех случаях, когда залоговое право должно быть осуществлено принудительным путем. Регресс не только не нужен для обращения В., но, устрашая надписателей, прямо ему противодействует. В особенности это можно сказать о тех случаях, когда первоначальным получателем В. является производитель земледельческих продуктов, т. е. одно из тех лиц, интересы которых преимущественно имеются в виду при введении у нас варрантной системы.

К устройству товарных складов в России в настоящее время только приступают. В 1890 г. утверждены уставы «Франко-русского общ. товарных складов», с правлением в СПб., и «Общ. товарных складов, страхования и транспортирования товаров, с выдачей ссуд», с правлением в Москве; но до сих пор (дек. 1891 г.) ни то ни другое не открыло еще своих действий. Зато усиленно сооружаются элеваторы, которые находят большое сочувствие в среде земств. Первый земский элеватор, елецкий, в 1-й год своего существования выдал 190 складочных свидетельств (на хлеб, шедший транзитом, таковых не полагалось). Свидетельства эти выдавались на срок от 1 — 6 месяцев, а затем, в случае надобности, отсрочивались путем особой отметки. В течение первого операционного года кредит под складочные свидетельства из Елецкого отделения государственного банка не был еще разрешен, а потому пользовались товарным кредитом из частных банков. Городской общественный банк учитывал В. из 7% годовых и выдавал 60% биржевой стоимости хлеба, а отделение Орловского коммерческого банка выдавало 90% из 8% годовых (в настоящее время, когда разрешен кредит из отделения государственного банка, размер % понизился до 6 — 7). Из 190 свидетельств было учтено в банках 136: в Елецком городском — 33, на 74411 пудов, в сумме 23902 руб., а в Орловском коммерческом — 103, на 271204 п., в сумме 101550 р. Отмеченных в реестре элеватора случаев передачи свидетельств от одного лица к другому было 53, на 107387 пудов; некоторые свидетельства, по бланковой надписи, переходили по 2, 3 и 4 раза в разные руки. В случае вывоза заложенного хлеба, банк в обмен на В. получал от элеватора дубликат железнодорожной накладной на нагруженный хлеб, который и учитывал за счет хлебовладельца. В Ельце, так же как в Орле и др. местах, учет дубликатов железнодорожных накладных практикуется уже давно. Со времени же издания правил 14 июня 1888 г. дубликаты железнодорожных накладных до некоторой степени исполняют функции В. Правила эти, изданные сначала в виде опыта на 3 года, а затем продолженные до 1 июля 1894 г., предоставили железным дорогам выдавать ссуды под хлеб сначала лишь чрез посредство государственного банка, а потом и из эксплуатационных средств. Ссуды эти выдаются: 1) под принятый к перевозке хлеб и 2) под хлеб, хранящийся в особых складах. Первыми приступили к введению ссудных операций дороги Юго-Западные и Владикавказская; Моск.-Рязанская последовала за ними в августе 1891, а дороги: Рыбинско-Бологовская, Привислянская и Грязе-Царицынская, ввиду неурожая 1891 г., не воспользовались данным им разрешением. Весь оборот по ссудным операциям этой категории, производимым железными дорогами, доходит до 6000000 р. в год. Ссудные операции второй категории — под хлеб, отданный железным дорогам на хранение в особых складах, естественно, предполагают устройство складов, которое также разрешено железным дорогам 14 июня 1888 г. Железные дороги приступили к сооружению складов-элеваторов. Высочайше утвержденными мнениями Государственного совета 21 июня, 8 июля 1889 г. и 11 июня 1890 г. сооружение элеваторов разрешено обществу Юго-Западных железных дорог, обществу Рязанско-Козловской жел. д. и казенной Харьково-Николаевской жел. д. Подробные правила для этих элеваторов, впредь до выработки общих правил для товарных складов с обезличением товаров, утверждаются министром финансов по соглашению с министром путей сообщения. Обществу Юго-Западных жел. д. разрешено устроить элеваторы на станции Одесса-Застава и еще на 9-ти промежуточных станциях. В 1891 г. открыл свои действие элеватор в Одессе; остальные строятся. Обществу Рязан.-Козловской жел. дор. разрешено устроить элеваторы в Козлове, Лебедяни, Данкове и Ряжске. Все эти элеваторы открыли свои действия летом 1891 г.; под свидетельства, выдаваемые этими элеваторами, агенты частных банков немедленно стали выдавать ссуды, само же общество Рязанско-Козловской жел. дор. также предполагает выдавать ссуды из эксплуатационных средств. Правительство имеет в виду принять на себя сооружение элеваторов в портовых городах и изыскивает к тому средства. Один элеватор правительство уже построило в Новороссийске и передало его в ведение Владикавказской ж. д.

Литература: John Ella, «Warrants for Goods, their use and abuse» (Лонд., 1866); Alex. Sauzeau, «Manuel des Docks» (Пар., 1877); Bayerdörffer, «Das Lagerhaus— und Warrantsystem» (Иена, 1876); Hecht, «Die Warrants. Mit Beiträgen zur Geschichte und Statistik des Lagerhauswesens» (Штутг., 1884 — важнейший труд; обстоятельный обзор варрантного дела во всех странах); Leonhardt, «Der W., als Bankpapier» (Вена, 1886); Wertheimer, «Das Lagerhaus und die Vortheile der Lagerhausbenutzung» (Вена, 1886); Thilo, «Die öffentlichen Lagerhäuser mit Warrantausgabe und die Elevatoren in ihrer Bedeutung für Russland und namentlich Riga» (Лейпц., 1884); Levy, «Der Warrant» (Берл., 1 890); H. X. Бунге, «Товарные склады и В.» (Киев, 1871); А. Чупров, «Товарные склады и их значение ввиду америк. конкуренции» (М., 1882).

Что такое варрант?

Многие начинающие инвесторы путают такое понятие варрант, с опционами. И действительно, между ними есть ряд схожих черт. Только вот суть варранта немного в другом. Эта ценная бумага дает возможность ее обладателю купить акции какой-либо компании по фиксированной стоимости еще до наступления даты завершения сделки, зафиксированной договором. По сути, варранты, как и опционы, дают право держателю купить через какой-то период времени выбранный актив. У них также есть конечный срок действия. Если обратиться к первоисточнику (английскому языку), то слово «Warrant» переводится, как «обеспечивать правом».

Когда предоставляются варранты?

Как показывает практика, эта бумага передается вместе с привилегированными акциями или долговыми активам в роли некоторой компенсации. То есть эмитент как бы «откупается» от держателя и снижает общий размер дивидендов. Но это не единственный вариант применения. Варранты часто играют привлекающую роль и повышают доходность облигаций. К примеру, эмитент может продавать облигации и предоставлять при этом варрант бесплатно. Собственно, варрант вполне может выступать и как независимая единица, поэтому его можно продавать и покупать на фондовом рынке.

Особенности варрантов

Давайте отметим основные отличия ценной бумаги:

— варрант должен быть исполнен в момент, когда владелец решил купить акции, выступающие в качестве андерлаинга. Естественно, эмитента необходимо предупредить о подобном желании;

— у варранта есть премия – средства, которые придется выложить за покупку ценных бумаг по варранту. Премия суммируется со стоимостью акции;

— реализовать варрант необходимо до конечной даты действия документа. Чем больше времени остатается до даты истечения, тем больше вероятность роста стоимости базового актива. Следовательно, уровень цены варранта также возрастет. Если ничего не сделать с варрантом до завершения срока его действия, то бумага аннулируется;

— есть еще одно сходство с опционами – наличие нескольких типов. К примеру, есть варранты европейского стиля, когда реализовать свое право можно только в день истечения контракта. Другой стиль (американский) – реализация возможно в любое время.

Можно ли найти варранты на вторичном рынке?

Сегодня все чаще можно встретить ценные бумаги, которые внесены в биржевой листинг. Если это так, то стоимость актива можно уточнить непосредственно у брокера. Бывает, что в качестве держателя варранта выступает частное лицо. В этом случае ценная бумага не регистрируется на бирже. Котировка варранта легко узнаваема по букве «W». Что касается сделок на бирже с варрантами, которые не зарегистрированы, то это вполне реально. Единственное условие — согласие двух сторон.

Основные типы варрантов

В зависимости от поставленных инвестиционных задач, можно выбирать тот или иной тип варранта:

— отзывной варрант. Дает право эмитенту принудить держателя к исполнению раньше назначенного срока, по оговоренной стоимости. Это происходит в случае невыполнения ряда пунктов контракта;

— варрант на акции – на продажу и на покупку;

— покрытый варрант отличается наличием обеспечения андерлаинга;

— варрант пут дает право владельцу принудить эмитента выпустить оговоренные ценные бумаги по определенной стоимости еще до выполнения оговоренных договором условий;

— варрант корзины составляется из акций эмитентов, находящихся в одной отрасли (регионе);

— брачный варрант идет в комплексе с долговым обязательством компании. Исполняется только при выполнении последних;

— индексный варрант имеет свой фондовый индекс, играющий роль актива;

— в отрывном варранте можно торговать небольшой долей активов отдельно от долгового обязательства.

Выводы

Таким образом, варрант – это один из наиболее эффективных инструментов на фондовом рынке. С его помощью можно получать прибыль с разницы цен акций и варранта. В любом случае, применять варрант или нет – это ваше право. Удачи.

Заверения об обстоятельствах: Representations или Warranties?

– Сказали, что ты портвейн с водкой мешаешь!
– Я говорил ему, а он: «Коктейль, коктейль!» Хиппи лохматый!

к/ф «Осенний марафон»
(реж. Г. Данелия, авт. сц. А. Володин)

По мотивам вчерашнего круглого стола в М-Логосе.

Несмотря на призыв Артема Карапетова забыть об английском праве и рассматривать появившееся в ГК понятие «заверений об обстоятельствах» как совершенно новый и оригинальный институт российского права, от сравнений удержаться невозможно. Ведь многие формулировки новой нормы явно позаимствованы авторами из английских или американских учебников.

Увы, при этом сравнении возникает чувство, что очень разные концепции английского права авторы нормы смешали в коктейль неочевидного качества. Насколько я понял, сходные ощущения возникли и у выступавшей на круглом столе Алены Кучер.

Ясно, что эту статью в ГК включили именно для того, чтобы дать возможность заключать под российским правом содержащие подобные положения договоры, обычно заключавшиеся под английским правом.

Однако дело в том, что в английском (а равно и в американском) праве существуют два сходных по форме, но радикально различающихся по смыслу института: «заверения» (representations) и «гарантии» (warranties). Отличный обзор на эту тему можно найти в блоге Матвея Каплоухого. Я тезисно напомню основные различия.

Заверения (representations) – это утверждения, побуждающие контрагента заключить договор. Они относятся к фактам, имевшим место в прошлом или имеющим место в настоящем («автомобиль не попадал в ДТП»). Они могут быть зафиксированы в договоре-документе, но могут быть сообщены и устно.

Предоставление ложных заверений (умышленное или неосторожное) является не нарушением договора, а деликтом. Соответственно, ответственность за ложные заверения не зависит от действительности или заключенности самого договора. Как и в других деликтных исках, мерой судебной защиты является взыскание убытков, исчисляемых по принципу негативного интереса (восстановление ранее существовавшего положения). Что важно для истцов, в случае умышленного деликта можно взыскать даже «непредвидимые» (unforeseeable) убытки. Вдобавок иногда удается взыскать штрафные убытки за особо возмутительное поведение ответчика. Убытки взыскиваются, только если другая сторона действительно полагалась на полученные ложные сведения.

Кроме того, мерой защиты может быть аннулирование (rescission) заключенного под влиянием ложного утверждения договора. Эта мера, в отличие от взыскания убытков, применима независимо от наличия вины заверяющей стороны.

Эти правила сформулированы судами. Писаный закон (Misrepresentation Act 1967) добавил некоторые практически полезные нюансы, в частности возможность замены по усмотрению суда аннулирования договора на взыскание убытков и в случае невиновного ложного заверения.

Гарантии (warranties) – это утверждения, истинность которых гарантирует сторона договора. Они относятся к фактам, имеющим место в настоящем или могущим иметь место в будущем («автомобиль не сломается в течение месяца»). Гарантии являются положениями договора, наряду с другим видом положений договора, известных как conditions (переведу это как «ключевые положения»: «обязуюсь передать автомобиль» и т.п.).

Если утверждение, сделанное в гарантии, впоследствии оказалось неверным, это является нарушением договора. Вина здесь значения не имеет. Мерой судебной защиты является взыскание убытков. Убытки, в соответствии с договорным правом, исчисляются по принципу «позитивного интереса» (приведение сторон в такое положение, как если бы договор был исполнен). В том числе обычно можно взыскать упущенную прибыль (в отличие от деликта).

Нарушение гарантии не дает права ни на отказ от договора (как в случае «ключевых положений»), ни на аннулирование договора (как в случае заверений), только на взыскание убытков.

Как понять, является ли некое утверждение в тексте договора заверением или гарантией? В принципе, как и других подобных вопросах, это проблема судебной интерпретации договора, которая может быть непростой. Но в хорошо написанном договоре таких проблем не бывает: там прямо написано, что это такое (I represent that …; I warrant that …). При желании можно сделать утверждение одновременно заверением и гарантией (“I represent and warrant that the car is 5 years old”), тогда контрагент сможет выбирать меру судебной защиты на свой вкус.

Подобные идеи обнаруживаем и в комментариях к авторитетному проекту европейского ГК (DCFR). Однако, заметим, отдельной статьи про заверения и гарантии там нет.

[UPD: См., однако, комментарий Артема Карапетова внизу.]

Правила насчет заверений (в английском понимании термина) выводятся из обязанности вести переговоры добросовестно, нарушение которой является деликтом.

II.–3:301: Negotiations contrary to good faith and fair dealing

(1) A person is free to negotiate and is not liable for failure to reach an agreement.

(2) A person who is engaged in negotiations has a duty to negotiate in accordance with good faith and fair dealing and not to break off negotiations contrary to good faith and fair dealing. This duty may not be excluded or limited by contract.

(3) A person who is in breach of the duty is liable for any loss caused to the other party by the breach.

A. The subject matter

In trying to obtain a contract a person may commit fraud or make misrepresentations or threats. For such behaviour the person may become liable in damages whether there is a valid contract or not.

Возможность аннулирования договора в этом случае выводится из концепции «заблуждения».

(1) A party may avoid a contract for mistake of fact or law existing when the contract was concluded if:

18. This note and the next consider the position of the party against whom relief is sought. One possibility is that that party has made the same mistake. . Another is that that party caused the mistake, e.g. by giving incorrect information.

Гарантии (в английском понимании) рассматриваются авторами DCFR наряду с другими обязательствами по договору. Их нарушение влечет взыскание «позитивных» убытков (включая неполученную прибыль).

III.–3:702: General measure of damages

The general measure of damages for loss caused by non-performance of an obligation is such sum as will put the creditor as nearly as possible into the position in which the creditor would have been if the obligation had been duly performed. Such damages cover loss which the creditor has suffered and gain of which the creditor has been deprived.

S sells a car to B for €5,000, warranting that it is an X model. In fact it is an S model, an older version the market value of which is €1,500 less than the value of an X model. The contract price is not as such relevant to the computation of damages. S is entitled to damages of €1,500, the difference between the value of the car as warranted and its value as delivered.

Все, в общем, стройно и логично.

А теперь обратимся к российскому закону. Являются ли упомянутые в нем «заверения об обстоятельствах» «заверениями» или «гарантиями» в английском смысле? Или это понятие объединяет и representations и warranties? Или это ни то, ни другое, а что-то третье?

Откроем ГК. Напомню, что там вообще-то есть и обязанность вести переговоры добросовестно, и недействительность договора вследствие обмана или существенного заблуждения, и убытки за нарушение положений договора (все как в DCFR), но мы интересуемся именно отдельной новой статьей о «заверениях об обстоятельствах» (аналога которой в DCFR нет). Какова же их правовая природа?

Статья 431.2. Заверения об обстоятельствах

(введена Федеральным законом от 08.03.2020 N 42-ФЗ)

1. Сторона, которая при заключении договора либо до или после его заключения дала другой стороне недостоверные заверения об обстоятельствах, имеющих значение для заключения договора, его исполнения или прекращения (в том числе относящихся к предмету договора, полномочиям на его заключение, соответствию договора применимому к нему праву, наличию необходимых лицензий и разрешений, своему финансовому состоянию либо относящихся к третьему лицу), обязана возместить другой стороне по ее требованию убытки, причиненные недостоверностью таких заверений, или уплатить предусмотренную договором неустойку.

Признание договора незаключенным или недействительным само по себе не препятствует наступлению последствий, предусмотренных абзацем первым настоящего пункта.

Предусмотренная настоящей статьей ответственность наступает, если сторона, предоставившая недостоверные заверения, исходила из того, что другая сторона будет полагаться на них, или имела разумные основания исходить из такого предположения.

2. Сторона, полагавшаяся на недостоверные заверения контрагента, имеющие для нее существенное значение, наряду с требованием о возмещении убытков или взыскании неустойки также вправе отказаться от договора, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

3. Сторона, заключившая договор под влиянием обмана или существенного заблуждения, вызванного недостоверными заверениями, данными другой стороной, вправе вместо отказа от договора (пункт 2 настоящей статьи) требовать признания договора недействительным (статьи 179 и 178).

4. Последствия, предусмотренные пунктами 1 и 2 настоящей статьи, применяются к стороне, давшей недостоверные заверения при осуществлении предпринимательской деятельности, а равно и в связи с корпоративным договором либо договором об отчуждении акций или долей в уставном капитале хозяйственного общества, независимо от того, было ли ей известно о недостоверности таких заверений, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

В случаях, предусмотренных абзацем первым настоящего пункта, предполагается, что сторона, предоставившая недостоверные заверения, знала, что другая сторона будет полагаться на такие заверения.

Читаем по порядку.

«. недостоверные заверения об обстоятельствах, имеющих значение для заключения договора». «обязана возместить другой стороне по ее требованию убытки». «Признание договора незаключенным или недействительным само по себе не препятствует наступлению последствий». «другая сторона будет полагаться на них».

Все ясно, это representations! Предоставление ложных заверений, на которые в ущерб себе полагалась другая сторона, – деликт, не зависящий от действительности самого договора!

«в том числе относящихся к предмету договора, полномочиям на его заключение, соответствию договора применимому к нему праву, наличию необходимых лицензий и разрешений, своему финансовому состоянию либо относящихся к третьему лицу».

Ну да, все это типичные representations, утверждения о уже существующих фактах. Ни одного типичного примера warranties (утверждений о возможных будущих фактах) не упомянуто.

«возместить другой стороне по ее требованию убытки».

Хотя, ой. А где же признание договора недействительным? Тут только убытки. А они «позитивные» или «негативные»? Разница ведь может быть весьма существенной.

«уплатить предусмотренную договором неустойку».

Еще и неустойка (liquidated damages?). А договор-то, значит, остается в силе! Может, это все же warranties?

«заверения контрагента, имеющие для нее существенное значение». «также вправе отказаться от договора».

«Отказ» от договора означает, что с момента заключения до момента отказа договор действовал (и мог быть частично исполнен). Это не укладывается в концепцию representations. Это, однако, и не warranties (нарушение которых не дает права отказа от оговора), скорее это conditions («ключевые условия»).

«Сторона, заключившая договор под влиянием обмана или существенного заблуждения, вызванного недостоверными заверениями, данными другой стороной, вправе вместо отказа от договора (пункт 2 настоящей статьи) требовать признания договора недействительным (статьи 179 и 178).»

Ага, вот наконец и аннулирование договора! Это уже точно про representations. Однако тут авторы, кажется, отходят от идеи написать особые правила для «заверений об обстоятельствах», а вместо этого ссылаются на общие правила о недействительности сделок. Ну, наверное, можно и так.

Как видим, введенный российским законодателем термин «заверения об обстоятельствах» объединяет даже не два, а три класса утверждений о фактах, ложность которых влечет существенно различные последствия. Эти классы имеют отдельные наименования в английском праве, которые я привожу в скобках.

1) Утверждения, побудившие контрагента заключить договор, ложность которых дает право на аннулирование договора и взыскание «деликтных» убытков (representations).

2) Утверждения, имеющие существенное значение для контрагента, ложность которых дает право на отказ от договора на будущее время и взыскание «договорных» убытков (conditions).

3) Утверждения, имеющее некоторое значение, ложность которых дает право на взыскание «договорных» убытков при сохранении договора (warranties).

Таким образом, (высказанная на круглом столе) гипотеза о том, что в статье ГК речь идет лишь об аналоге warranties, не оправдывается. «Заверения об обстоятельствах» — это коктейль из трех разных компонентов. Довольно обидно, что авторы не потрудились назвать их по-разному, теперь так и придется говорить: «заверения об обстоятельствах, ложность которых дает право на то-то и то-то».

Но, в конце концов, терминология – не главное. Хуже то, что правовые последствия ложности отдельных видов утверждений также четко не разграничены.

Прежде всего это относится к исчислению убытков. Это «негативные» или «позитивные» убытки? Исходя из английского аналога, для первого класса утверждений – негативные, для остальных – позитивные. Однако в ГК про это ни слова. Имеет ли значение для назначения убытков вина стороны, делающей ложное утверждение? Исходя из английского аналога, для первого класса имеет, для остальных – нет. В ГК – молчок: похоже, ответственность всегда безвинная. (Ну, насчет «предвидимости» убытков я даже не вспоминаю, тут вообще у нас поле непахано.) С неустойкой, конечно, что-то наколбасили. Вряд ли она может взыскиваться в случае аннулирования договора (первый класс утверждений).

В общем, конечно, легко давать советы постороннего, написать качественный текст нормы куда сложнее. Но, скажем так, законодатель оставил значительную часть работы по доведению нормы до ума судам и правоведам. С другой стороны, возможно, и такая норма лучше, чем ничего. Ведь, как справедливо отмечалось на вышеупомянутом круглом столе, хотя теоретически все правила о заверениях (а равно и многие другие правила) можно вывести из общих положений ГК и свободы договора, но вот за истекшие 20 лет как-то не вывели.

Платформы бинарных опционов, предлагающие бонусы за открытие счета:
  • БИНАРИУМ
    БИНАРИУМ

    1 место в народном рейтинге! Много обучающих материалов для новичков, бесплатный демо-счет! Дают бонус за открытие счета:

Добавить комментарий